С милым рай и в шалаше?

102
PSYCHOLOGIES №40
С милым рай и в шалаше?

Казалось бы, не в деньгах счастье, особенно когда речь заходит об отношениях и выборе спутника жизни. Но так ли это на самом деле?

Мужчина и женщина 

«С милым рай и в шалаше» — эта строчка из стихотворения «Русская песня. Подражание польской» татарского поэта Николая Ибрагимова вот уже два столетия для одних служит поводом для сарказма, а для других — руководством к действию. Ее главный посыл прост: если есть любовь, все остальное неважно. Так ли это?

В XIX веке возможность жить с возлюбленным превозносилась до небес по вполне прозаической причине: браки по любви были редкостью во всех социальных слоях. А советский XX век и не предполагал жизни во дворце. Панельный «шалаш» с пятиметровой кухней был верхом мечтаний. И когда девушке встречался тот самый «милый», молодые быстро играли свадьбу и рожали детей. На трудности никто не жаловался. Лишь бы партнер оставался рядом — в век войн и тюрем это была главная ценность.

Как относиться к этой фразе сегодня, в эпоху множества выборов и частой смены партнеров? Она актуальна в начале отношений, когда мы влюблены и хотим только одного — быть вместе. Нам неважно, богат избранник или беден, умен или всего лишь боек на язык. Когда же страсть утихает, мы включаем критическое мышление и задумываемся наконец о прозе жизни: «Как провести в шалаш канализацию?», «Как укрепить стены?» и «Сколько мы еще будем мучиться в этом шалаше?».

Первый шаг к счастливому союзу — способность выбрать человека, с которым хочется провести жизнь, основываясь на зрелых идеалах и ценностях. Дело здесь не в возрасте, а в психологической готовности партнеров — принимать себя и другого такими, как есть, нести ответственность, адекватно воспринимать действительность, управлять своими эмоциями, уметь быть благодарным…

Если оба партнера разделяют эти убеждения и договорились, как долго они планируют жить в шалаше, то что помешает ему стать раем?

Когда встречаются два взрослых человека, они могут реалистично оценить, что им нужно в жизни помимо страстной любви. Они планируют свое семейное и профессиональное будущее. Они способны выдерживать напряжение, возникающее в периоды потери работы, финансового неблагополучия, проблем со здоровьем — и при этом не упрекать друг друга, не разрушать любовь претензиями, раздражением, обидами.

Бывает, что отказ от материальных благ становится осознанным выбором: дауншифтеры уезжают жить в деревню или на Гоа, чтобы освободить время для творчества и продуктивной жизни. Если оба партнера разделяют эти убеждения и договорились, как долго они планируют жить в шалаше, то что помешает ему стать раем?

Когда же семью создают партнеры с завышенными ожиданиями и инфантильными установками, которые игнорируют различие собственных целей и ценностей, — это проект с предсказуемым и грустным исходом. Вскоре выясняется, что их представления о жизни радикально различаются: один хочет жить в мегаполисе и работать в крупной компании, а другой — в маленькой деревне и разводить пчел. Ему нужна соратница по бизнесу, а ей «обязательно родить ребенка до 40 лет». Или нарушается баланс в отношениях, когда кому-то в паре приходится в одиночку «тащить семейный воз». А денежные трудности не получается скомпенсировать заботой, верностью, поддержкой.

Так что «рай в шалаше» — понятие относительное. Как, собственно, и «богатые тоже плачут». Союз, в котором партнеры сохраняют свою индивидуальность и умеют находить компромисс, может быть эффективным на любой жилплощади.


Об эксперте

Наталья Олифирович — семейный психолог, системный аналитик.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *